Часть 8 - Автор: viki-san

Часть 8.
Итак, подытожим сложившуюся ситуацию. Составим план дальнейших действий. Спокойно составлять план у меня не получалось-я пинал правой ногой шкаф. Левой не мог, я её растянул, пытаясь допрыгнуть до коленки Скайнера. Правой работать тоже долго не вышло, шкаф обиделся и ушёл в другую комнату. Я настолько обалдел, что даже не заметил Анубиса.
— Человек, ты хорошо себя чувствуешь? Не думаю, что в процессе медицинского обследования Скайнер был особо аккуратным.
— Не очень, но это скорее нервное. Спасибо за заботу. А где все?
— Разошлись по дому, и саду. Моргана поехала в город, ей пришёл вызов с родной планеты. Понимаешь, скайнерам трудно качать энергию у одного живого существа, они нападают на большое скопление жизни. Поэтому каждый старается в доме быть один.
— И они называют это семья! Чувствую, я к космосу никогда не привыкну.
— Хочешь прогуляться по саду?
Я посмотрел в глаза этого великолепного существа. Атлант отвёл взгляд.
— Ты хочешь погулять или поговорить?
— И то, и другое. Честно говоря, для мужа ты уделяешь мне и Джееру мало внимания.
— Намёк понял. Хорошо, пойдём, прогуляемся.
Мы вышли в то, что атлант назвал садом. Да, это всё равно, что тигра назвать диванной подушкой. Прямо от дверей дома начиналась густая, непролазная лесная чаща. Деревья с мощными, толстыми стволами покрыты листвой очень странного цвета. В полумраке заостренные листья кажутся темно зелёными. А когда на них падает свет, они становятся темно голубыми. Всё в этом мире из-за планеты гиганта отбрасывает длинные тени. Нельзя понять, утро сейчас или вечер. Мы с атлантом вышли на вырубленную в лесу площадку для машин, под ногами неприятно хлюпало, высокая трава росла буквально на болоте. Атлант сел на землю в позу лотоса. Я честно попытался сделать тоже самое, рядом с его царственной фигурой я выглядел полным придурком.
— Прежде всего, человек, я хочу поблагодарить тебя. Немногие в наше время готовы так легко спасти жизнь совершенно чуждому существу.
— Да, мне говорили о том, что я идиот.
— Идиот?
— Ну, человек, отстающий в интеллектуальном развитии от других членов моей стаи.
— То есть, если ты выходишь из системы поведения среднестатистического индивида, ты становишься идиотом?
— Ну, приблизительно так.
— Сумасшествие,— атлант потёр лоб, прядь его необыкновенных белых с серебром волос выбилась из причёски. Как я вообще могу его ласкать, дотронуться до него! По сравнению с ним, я насекомое.
— О чём ты хотел поговорить со мной?
Атлант осторожно расстегнул ворот своего чёрного скафандра. У него на шее висел медальон. Цветок из чистого, белого золота с рубином причудливой формы.
— Это Зов крови. Ключ от оружия, которое способно уничтожить вашу цивилизацию. Я посланник, должен это сделать. Но, я не желаю этого. Я хочу отправиться к светлым атлантам и отдать ключ им. За это, чёрные атланты попытаются меня убить. И это только кончик айсберга, он размером с булавочную головку. Самое дно правды я тебе никогда не расскажу. У тебя есть один космический день, чтобы расторгнуть брак со мной. Один космический день равен вашим десяти минутам.
— А одна космическая секунда?
— Мир космоса, это изнанка мира живых планет. Секунда равна одному году.
— Ага, то есть за десять минут я должен решить, огородить ли мне мою планету от ваших разборок?
— Если я останусь твоей женой, я должен буду хоть раз в жизни посетить родину мужа. Это закон Семь Я.
— Ты хочешь увидеть Землю?
— Человек, представь себе, что ты год провёл в Антарктиде. В холоде, без нормальных условий, семьи и друзей. Без хорошей еды, возможности искупаться в реке и услышать пение птиц?
— Да, было бы неудобно. Я бы скучал по дому.
— Я не видел Землю десять тысяч лет. Да, это уже не моя родная планета, но я готов отдать всё, только бы снова ступить ногами на то место, где был мой родной город.
— Хорошо, когда мы с Миркарта вернемся, мы сразу туда поедем.
— Человек, ты что, не слышал мои предыдущие слова?
— Слышал. Мы справимся с этим. Потому, что никто не должен ждать исполнения своей мечты так долго. И мы семья, и будем встречать все трудности вместе.
— Твоя стая права, ты идиот.
— Меня Кевин зовут. Ты ещё хочешь говорить, или давай вернемся в дом? Климат этой планеты мне не очень нравится, трудно дышать.
— Закрепи наш союз, я не знаю, как у вас это принято. Также, как с Миркартой?
Вся кровь из моего тела прилила к лицу. Я подавился тяжёлым, влажным воздухом.
— Наклонись, пожалуйста, я не смогу дотянуться.
Атлант склонился надо мной, я нежно провёл руками по его лицу, губам, красиво очерченным скулам, подбородку. И поцеловал в губы. Мне понравилось его целовать. Этот поцелуй не был страстным, как поцелуй Миркарта. Не был похож на поцелуй Скайнера, злой и порабощающий. Скорее он был полон теплой нежности и дружеского участия.
— Спасибо, это приятно.
— Надо будет повторить,— мой язык слегка заплетался.
— Так в чём же дело?
— Меня Скайнер ночью позовёт, я не знаю, какого чёрта ему надо.
— Я не спешу, могу и подождать.
Атлант поднял меня на руки и понёс к дому. Камень на его медальоне горел у моего лица. Я снова делаю ошибку, значения которой не понимаю. Ладно, время покажет.
В доме я отловил Джеера. Не надо быть бесчувственной скотиной. Он тоже моя жена.
— Привет? Что делаешь?
— Играю в Ниарит,— Джеер с самодовольным видом сидел за большой, круглой пластиной. На пластине переливаются прозрачные модельки целого флота космических кораблей!
— Это игра да? Похоже на шахматы. Можно я тоже поиграю, ну, пожалуйста.
— Ниарит, это не шахматы. В него можно играть только если у тебя сильно развиты математические способности.
— Научи меня.
Джеер ухмыльнулся. Странно, я начинаю привыкать к его оскалу. Сейчас его глаза скрывала серебристая пластина, он стал ещё более похож на человека. Только не взрослого, а подростка. Молодого парня из какой-нибудь неформальной группы. Со вздохом он махнул рукой в сторону пластины. Сектора игры свернулись в одно поле.
— Готовься, человек. Сейчас ты узнаешь, что такое настоящая головная боль. Если ты мне десять раз проиграешь, а ты точно и с треском провалишься, я тоже получу поцелуй.
Интересно, они читают мысли друг друга? С Джером мне целоваться страшнее. Сказывается память о наших статьях жёлтой прессы. Но как-то любопытнее. Будто собираешься сделать пакость неизвестно кому.
Я ни разу не выиграл даже на первом уровне. На родине Джеера первый уровень для грудничков. Ниарит моделировал настоящее космическое сражение, в котором ты исполнял роль главнокомандующего флотом одного из противников. Ты должен был вести бой опираясь на интеллектуальные способности и физиологию каждого лётчика, технические характеристики кораблей и законы физики планет, систем и галактик, вблизи которых шло сражение. Плюс, все языковые шифры врага. В Ниарите никогда не было двух одинаковых битв! Побеждал тот, кто взрывал Матку, флагман противника. Джеер знал все битвы и все их факторы!
— Как ты умудряешься?— спрашивал я после каждого позорного проигрыша.
— Я управляю Маткой в реальности,— говорил Джеер, хихикая надо мной.
Я даже не заметил, как наступила ночь. Под потолком возник светящейся синим светом прозрачный шар, в комнату вернулся обиженно сопящий шкаф. Я перед ним извинился. От прозрачных дверей шёл ощутимый запах водорослей. К нам подъезжала тележка с едой. Я съел нечто, похожее на бутерброд с рыбой. Джеер выпил йогурта.
— Развлекаетесь?
— Провожу время с супругом.
Никогда не думал, что не эмоциональное лицо селенита может скривиться от отвращения. Мне не надо поворачивать голову, в дверях точно стоит Скайнер.
— Человек, ты пойдёшь со мной.
— Хорошо, сейчас. Джеер, я должен тебе поцелуй.
— Позже, человечек, не хочу, чтобы эта змея вселенной за нами подсматривала.
При этом он учтиво поклонился Скайнеру и снова расширил Ниарит для своего поразительного по силе разума. Я встал и пошёл следом за хозяином дома. Когда мы вышли в коридор, я решил с ним поговорить.
— Это очень тяжело, да? Быть неплохим человеком и терпеть ненависть. Даже больше, растить её, делать защитной плёнкой между твоим народом и теми, кто мог бы стать твоим другом.
— Я не человек, не смей меня так называть.
— Прости, я пока не воспринимаю вас, как пришельцев. Вы похожи на людей больше, чем вы думаете.
— От тебя так много шума, и лишних мыслей. Будем учить тебя ненавидеть.
— Это трудно, я вообще никого никогда не ненавидел. У меня даже врагов нет.
— Входи.
Мы вошли в спальню Скайнера. У кровати лежал Миркарта. Цепь от его украшенного драгоценными камнями ошейника прикреплена к спинке.
— Как там поживает твоя ненависть?
— Немного появилась, так, самую малость. Я не считаю тебя пока своим врагом, ты просто гад.
— Садись в кресло, ты посмотришь небольшое представление. Если ты попытаешься мне мешать, я тебя искалечу.
Что мне оставалось делать, я сел в проклятое кресло. Скайнер разделся и лёг на постель, дернул Миркарта к себе. Их тела рядом смотрелись странно гармонично. Высокий, сильный мужчина, с кожей, покрытой кровавыми разводами. Он больше похож на демона. И ящерица, с серебристо чёрной чешуёй, его ручной дракон. Либо он высосал из Миркарта всю силу, либо в конец запугал. Миркарта лежал спокойно и безвольно, как кукла. Руки Скайнера лениво гладили его тело и лицо. Он заставил его открыть рот и вёл пальцами по мощным клыкам. Я возбудился, сам от себя такого не ожидал. Это мерзко! Только странно, я вообще не воспринимал это как реальную сцену. Скорее, как красивую эротику в стиле фэнтези. Не может такого быть на самом деле. Скайнер раскрыл крылья и нервно, даже злобно ударял ими по покрывалу постели. Чёрному, всё в этой комнате чёрного цвета. Ноги Миркарта широко раздвинуты, он дышит тяжело и быстро. Рука Скайнера коснулась его паха, и проникла под пластины. Она проникала всё дальше, до самого локтя! Миркарта жалобно застонал.
— Какого дьявола ты делаешь! Почему я должен на это смотреть! Прекрати, ему больно!
— Человечек, твоё имя Кевин? Так? Миркарта мне говорил. Ему не больно, ты должен был изучить его перед браком. Ну, если бы у вас было нормальное общество, а не муравейник. Цивилизация Миркарта состоит из воинов. До того как войти в совет БСД они причиняли своей солнечной системе много неприятностей. Член их самцов скрыт внутри тела, очень, очень глубоко. Сумка канала доходит почти до самого позвоночника. Орган начинается от середины сумки и сам проход очень чувствителен. Прикасаться к сумке нельзя никому. Это право есть только у меня. Когда я проникаю туда и сам, без помощи природы извлекаю его орган, Миркарта просто корчит от наслаждения. Я сам решу, когда его орган выйдет. Держать его или выпустить, только в моей власти.
— Ты псих,— от этого урока анатомии моего шефа мои глаза просто из орбит выскочили. Мой скафандр впереди натянулся, интересно, какой у него предел прочности?
Миркарта мотал головой, его ноги раздвинулись ещё шире. Он передвинулся, поднимая хвост.
— Он хочет, так сильно. Он даже согласен быть самкой. Нет, дорогой, не раньше, чем твоя сумка выделит смазку. Ничего вкуснее я не пробовал.
Миркарта выгнулся, по его ногам потекла прозрачная жидкость. Голова Скайнера скользнула ему между ног. И тут Миркарта посмотрел на меня! Свет от скользящих под потолком шаров не ярок, но я прекрасно видел его глаза. Он не мог держать их открытыми долго, мутный от желания взгляд скользил по мне. Миркарта поднял руку и поманил меня к себе. Тут же схватил Скайнера за волосы, притягивая его ещё ближе. Скайнер тоже пьянел от своего удивительного напитка. Его бёдра дрожали от возбуждения, а органу позавидовал бы даже Миркарта. Через минуту мои руки уже гладили его ноги. Забраться на высокую постель, не самоё легкое дело. Я это сделал. Скайнер оторвался от Миркарта и посмотрел на меня. Да, в его глазах я был шавкой, пытающейся втиснуться между королевскими догами. Я и не отрицаю, я был абсолютно выжившей из ума шавкой. Как ещё объяснить, моё поведение. Я протиснулся на его место, его рука всё ещё была в теле моего мужа. Я поцеловал сильные ноги, чешуя на ощупь гладкая и тёплая. Жидкость не имеет вкуса, только ты пьянеешь от неё. Скайнер схватил меня за голову и буквально вдавил в тело Миркарта.
— Пей его, возьми всё.
Он резко дернул рукой вперед, извлекая его орган. Я как сумасшедший вылизывал его руку и тело Миркарта.
— Я хочу, пожалуйста…
— Чего ты хочешь, маленькая тварь?
— Его и тебя.
— А если я тебя сейчас выкину отсюда?
Я тихонько захныкал. Я снова не заметил, как меня раздели, а рука Скайнера до боли обхватила меня.
— Я возьму тебя и его, или ты уйдёшь?
— Да.
Да, он с самого начала хотел именно этого. Неужели он был со всеми жёнами Миркарта или я особенный для него? И Скайнер хочет влезть даже в этот небольшой, тёплый мир, где Миркарта существует отдельно от него. Его любовь, это полное доминирование, больше похожее на защиту. Это моё простое слово давало Скайнеру возможность снова обрести душевный покой. Его орган был слишком большим, когда он положил его мне между ног, давление было ощутимым. Он просто скользил вдоль меня и бешено об меня тёрся. Его поцелуи больше похожи на укусы. Я схватил его красивые, чёрные волосы, дернул, ударил по щеке. Он засмеялся, ещё крепче прижимая меня к телу Миркарта. Я ласкал их, как умел. В их теперешнем состоянии я мог позволить себе только прикосновения. Они могли позволить всё, кроме проникновений. Они довели меня до полной отключки. Очнулся я в объятьях Миркарта, тот тихо стонал во сне. Скайнер лежал поодаль и смотрел на нас.
— Ты любишь,— прошептал я, и притянул его к себе.
— Не надо, я не хочу.
— Не хочешь чего, чтобы он знал? О том, что ты смотришь, как он спит. Смотришь с любовью и нежностью. И играешь в ненависть, когда он просыпается. А он знает, будь уверен. Он совсем не глупая ручная ящерка.
Скайнер посмотрел на меня с лёгким удивлением. Дернулся в моих руках.
— Ну нет, спать будешь в объятьях, как и положено любовнику. А монстра будешь днем из себя строить.
— Знаешь, маленький человек, иногда я понимаю значение этой фразы.
— Какой?
— И создал господь человека по образу и подобию своему.
Я подскочил в постели и уставился на Скайнера. Но, тот уже спал. Я отполз от них чуть подальше. А то если эти два колосса решат обняться во сне, я в тетрадный листок превращусь. Тело начинало ныть после их жёстких ласк, особенно покусанные Скайнером плечи, от Неарита гудела голова. От слов атланта неприятно щемило в груди. Чёрт бы побрал всех инопланетян!

9526328649002725.html
9526448291266966.html
9526529682982747.html
9526695144143195.html
9526837111564959.html